Егор Рысьев

Егору Рысьеву идет шестой год. Его сверстники уже изучают мир и много разговаривают. Но мальчику это дается сложно – в три года ему диагностировали аутизм.
Беременность Татьяны Рысьевой, мамы мальчика, проходила тяжело.
«Во время беременности у меня открылось кровотечение», – рассказывает мама Егора. – Поэтому 9 месяцев я пролежала в больнице, и меня контролировали врачи. УЗИ показывало, что с ребенком все было хорошо».
Егор родился раньше на несколько недель, но и тогда врачи отметили, что малыш в порядке. Однако, к трехлетию мальчика Татьяна начала подозревать неладное – Егор плохо разговаривал.
«Мне говорили, что это нормально, он начнет позже. Есть такие ребята, которые начинают позже общаться. И в четыре, и в пять. Врачи говорили: «Ничего страшного».
Но в детском саду Егор никак не хотел общаться со сверстниками и играть с ними. Мама забила тревогу.
«Я сама начала бегать по врачам: спрашивать, что вообще не так с моим ребенком», – вспоминает Татьяна. – «Мы сначала лежали в больнице. Ребенка обследовали врачи: невролог, невропатолог, психиатр. Потом они сделали заключение».
У Егора оказался аутизм.
Сейчас мальчик ходит в обычный детский сад. Семья Рысьевых живет в Можге, поэтому у них нет возможности посещать специальные учреждения. Воспитателям Егора тоже приходится нелегко.
«Они в первый раз сталкиваются с таким ребенком», – объясняет Татьяна Рысьева. – «Все время меня спрашивают: что нужно сделать. Я им ничего не могу сказать, потому что не знаю сама. С ребенком, конечно, пробуют заниматься, но пока вообще никаких результатов».
Дома мальчик тоже ничем не увлекается. Ему дают игрушку, но через пару минут Егор ее бросает и уходит в себя. Татьяна говорит, что в это время он совершает стереотипные действия руками – бьет их друг о друга. И с мамой мальчик не может поделиться своими чувствами.
«От ребенка нет обратной связи», – говорит мама Егора. – «У меня еще есть младшенький. Сейчас я понимаю, что дети постоянно на что-то реагируют. А Егор не может пожаловаться, порадоваться. Контакта нет вообще. Единственное, когда ему больно, – он может поплакать».
Кроме этого, Татьяна заметила регресс в развитии мальчика. Он все больше замыкался в себе и перестал говорить уже выученные слова.
«У него еще начались какие-то бормотания. Развитие в обратную сторону идет. Другие как будто больше узнают о мире, больше начинают разговаривать, а Егор – наоборот. Я боюсь, что дальше будет еще хуже».

Врачи говорят Татьяне, чтобы она смирилась. Аутизм не лечится. Но мама мальчика не думает, что приговор Егора пожизненный.

Нужна помощь
Начать развиваться мальчику помогут в частном центре в Израиле. Там лечат детей больных аутизмом и ДЦП. Татьяна уже общалась со специалистами центра и родителями детей, которые там лечились.
«Родители больных деток рассказывали мне, что после трехнедельного курса ребята начинают развиваться, наверстывать упущенное. На восстановление у кого-то уходит год, у кого-то – два. Результаты очень хорошие».
Татьяна говорит, что лечение направлено на причину заболевания – воспаление в головном мозге. Само лечение стоит 18 000 долларов, но Рысьевым удалось накопить значительную часть.
Теперь семье не хватает примерно 350 000 рублей. Татьяна воспитывает двоих детей одна, поэтому ей очень нужна наша помощь!
Помочь Егору
2021-03-26T11:53:15+00:00